Граф Монте-Кристо (Части 4-6)




- Он показался мне очаровательным молодым человеком.
- Поэтому я и уверена, что это только предлог, - сказала г-жа де
Вильфор. - Старики становятся тиранами в отношении тех, кого они любят;
господин Нуартье просто не желает, чтобы его внучка выходила замуж.
- Но, может быть, у этой ненависти есть какая-нибудь причина? - спро-
сил Монте-Кристо.
- Бог мой, откуда же это можно знать?
- Может быть, политическая антипатия?
- Действительно, мой отец и отец господина д'Эпине жили в бурное вре-
мя; я видел лишь последние дни его, - сказал Вильфор.
- Ваш отец, кажется, был бонапартист? - спросил Монте-Кристо. - Мне
помнится, вы говорили что-то в этом роде.
- Мой отец был прежде всего якобинец, - возразил Вильфор, забыв в
своем волнении о всякой осторожности, - и тога сенатора, накинутая на
его плечи Наполеоном, изменила лишь его наряд, но не его самого. Когда
мой отец участвовал в заговорах, он делал это не из любви к императору,
а из ненависти к Бурбонам; самое страшное в нем было то, что он никогда
не сражался за неосуществимые утопии, а всегда лишь за действительно
возможное, и при этом следовал ужасной теории монтаньяров, которые не
останавливались ни перед чем, чтобы достигнуть своей цели.
- Ну, вот видите, - сказал Монте-Кристо, - в этом все дело. Нуартье и
д'Эпине столкнулись на политической почве. Хотя генерал д'Эпине и служил
в войсках Наполеона, но он в душе был роялистом, правда? Ведь это тот
самый, что был убит однажды ночью, при выходе из бонапартистского клуба,
куда его завлекли в надежде найти в нем собрата?
Вильфор почти с ужасом взглянул на графа.
- Я ошибаюсь? - спросил Монте-Кристо.
- Напротив, - сказала г-жа де Вильфор, - это так и есть; и именно по-
этому мой муж, желая изгладить всякое воспоминание о былой вражде, решил
соединить любовью двух детей, отцы которых ненавидели друг друга.
- Превосходная мысль! - сказал Монте-Кристо. - Мысль, исполненная ми-
лосердия; свет должен рукоплескать ей. В самом деле, было бы прекрасно,
если бы мадемуазель Нуартье де Вильфор стала называться госпожой Франц
д'Эпине.
Вильфор вздрогнул и посмотрел на Монте-Кристо, как бы желая прочесть
в глубине его сердца намерение, которое продиктовало ему эти слова.
Но на губах графа играла обычная приветливая улыбка; и на этот раз
королевский прокурор, несмотря на всю свою проницательность, опять не
увидел ничего, кроме оболочки.
- Поэтому, - продолжал Вильфор, - хотя утрата состояния деда и
большое несчастье для Валентины, я всетаки не думаю, чтобы это могло
расстроить ее брак. Я не думаю, чтобы господина д'Эпине могла смутить
эта денежная потеря; он увидит, что я, пожалуй, стою больше этой суммы,
я, жертвующий ею ради того, чтобы сдержать свое слово; он примет также в
расчет, что Валентина и без того унаследовала после матери большое сос-
тояние; оно находится в распоряжении маркиза и маркизы де СенМеран, ее
деда и бабки с материнской стороны, а они оба ее нежно любят.


Страницы: (413) :  <<  ... 6789101112131415161718192021 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

...

Касильда

Супруг, когда воздать смогу я
Любовью за любовь, то знай:
Ты не расплатишься с долгами -
Такую ты любовь найдешь.

Периваньес

Касильда, знай: пока делами
Меня в любви не превзойдешь,
Не победишь меня словами.
Когда б я мог, к ногам твоим
Я положил бы всю Оканью,
Весь край, где Тахо, став чужим,
Став Португальским, вновь в Испанью
Течет к морям ему родным.
Пригнутый долу урожаем,
Не так мне мил масличный сад,
Ни луг в цвету, разубран маем,
Зарею утренней примят,
Еще никем не навещаем.
Какое яблочко с тобой
Румянцем гладких щек сравнится?
В каком бочонке сок живой
Оливок лучше золотится,
Чтоб усладить меня собой?
Вино простому люду то же,
Что роза для дворян, и все же...
Сыщу ль где белое вино, -
Хоть сорок лет хранись оно, -
Я слаще губ твоих пригожих?
Ни сушь на лозах в октябре,
Ни майский дождь, ни ток душистый
Мои..