Граф Монте-Кристо (Части 4-6)




- И они заслуживают того, чтобы их любили и за ними ухаживали так же,
как это делает Валентина по отношению к господину Нуартье, - сказала
г-жа де Вильфор. - Впрочем, не позже чем через месяц они приедут в Па-
риж, и Валентине после такого оскорбления не к чему будет вечно сидеть с
Нуартье, как она сидела до сих пор.
Граф благосклонно внимал нестройным голосам оскорбленного самолюбия и
обманутой корысти.
- Я заранее прошу вас простить мне то, что я скажу, - заметил Мон-
те-Кристо после краткого молчания, - но мне кажется, что если господин
Нуартье и лишает наследства мадемуазель де Вильфор, виновную в том, что
она хочет выйти замуж за человека, отца которого он ненавидел, то он не
может сделать подобного упрека нашему милому Эдуарду.
- Ведь правда, граф? - воскликнула г-жа де Вильфор с непередаваемым
выражением. - Правда, это несправедливо, чудовищно несправедливо? Бедный
Эдуард такой же внук господина Нуартье, как и Валентина, а между тем,
если бы она не выходила замуж за Франца д'Эпине, Нуартье оставил бы ей
все свое состояние. Наконец, Эдуард - носитель родового имени, и все же
Валентина, даже если дед лишит ее наследства, окажется втрое богаче, чем
он.
Монте-Кристо не произносил ни слова и только внимательно слушал.
- Знаете, граф, - сказал Вильфор, - не будем больше говорить об этих
семейных неурядицах. Да, правда, мое состояние пойдет на увеличение до-
ходов бедных, а в наше время они-то и являются настоящими богачами. Да,
мой отец лишил меня законных надежд, и притом без всякой моей вины; но я
поступлю, как человек здравомыслящий, как человек благородный. Я обещал
господину д'Эпине доходы с этого капитала - и он их получит, даже если
мне ради этого придется пойти на самые тяжкие лишения.
- А все-таки, - возразила г-жа де Вильфор, неотступно возвращаясь к
преследовавшей ее мысли, - может быть, лучше посвятить д'Эпине в эту
неприятную историю, чтобы он сам возвратил данное ему слово?
- Это было бы большим несчастьем! - воскликнул Вильфор.
- Большим несчастьем? - переспросил Монте-Кристо.
- Разумеется, - сказал несколько спокойнее Вильфор, - расстроившийся,
даже из-за денежных недоразумений, брак бросает тень на невесту; кроме
того, всякие старые слухи, которым я хотел положить конец, возникнут
снова. Но нет, этого не будет. Господин д'Эпине, если он честный чело-
век, сочтет себя еще более связанным тем, что Валентина лишена нас-
ледства, иначе вышло бы, что им руководила только алчность; нет, этого
не может быть.
- Я думаю так же, - сказал Монте-Кристо, пристально глядя на г-жу
Вильфор, - будь я настолько другом господина де Вильфор, чтобы иметь
право давать советы, я сказал бы: так как Франц д'Эпине должен, по-види-
мому, скоро вернуться, надо повести это дело так, чтобы оно уже не могло
расстроиться; словом, я бы начал борьбу, которая может окончиться только
к чести господина де Вильфор.


Страницы: (413) :  <<  ... 78910111213141516171819202122 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

... Небрежное обращение с ними может навсегда изуродовать. В углу разместились баллоны со сжатым газом, одни длиной сантиметров в тридцать, другие почти в рост человека. Если пренебречь элементарными мерами предосторожности, то любой из баллонов либо взорвется со страшной силой, либо станет коварно, исподтишка отравлять организм человека.
Смерть присутствует здесь во всех видах, и никто не обращает на это внимания. Привыкли. И вдруг происходит то, что случилось сегодня...
Брэйд зашел в свою лабораторию три часа назад. Реакция окисления, которую он проводил, шла как обычно. Из недавно замененного баллона в систему медленно поступал кислород. Брэйду нужно было только взглянуть на установку и сразу же поехать домой, чтобы ровно в пять часов встретиться со старым Кэпом Энсоном.
У него вошло в привычку прощаться с теми аспирантами, которые оставались в лабораториях, когда он уходил из университета. Кроме того, ему нужно было взять немного титрованного децимолярного раствора соляной кислоты, а точно титрованные реагенты имелись только у Ральфа Ньюфелда.
Войдя в лабораторию Ньюфелда, Брэйд увидел Ральфа, сидевшего спиной к двери, привалившись к внутренней облицовке вытяжного шкафа.
Брэйд нахмурился. Для такого старательного аспиранта, как Ньюфелд, поза была необычной. Проводя эксперимент в вытяжном шкафу, химик всегда опускает между собой и кипящими реагентами подвижную раму с защитным стеклом, чтобы воспламеняющиеся ядовитые газы отводились вентилятором в вытяжную трубу.
Было странно видеть, что рама поднята, а экспериментатор склонил голову на руку внутри шкафа.
- Ральф! - окликнул его Брэйд и подошел к аспиранту. Шаги профессора были неслышны: в лаборатории пол покрыт прессованной пробкой, чтобы случайно упавший сосуд не разбился. Он прикоснулся к Ньюфелду. Тело покачнулось. С неожиданной энергией Брэйд повернул к себе голову Ральфа, заглянул в лицо. Белокурые, коротко подстриженные волосы, как обычно, мелкими кудрями спадали на лоб. Глаза смотрели на Брэйда стеклянным взглядом из-под полуоткрытых век. Это была смерть. Чуткое обоняние химика уловило остатки характерного запаха миндаля...