Граф Монте-Кристо (Части 4-6)




Валентина, еще вся розовая от волнения, вошла к старику. Ей достаточ-
но было одного взгляда, чтобы понять, как страдает ее дед и как он жаж-
дет с ней говорить.
- Дедушка, - воскликнула она, - что случилось? Тебя расстроили, и ты
сердишься?
- Да, - ответил он, закрывая глаза.
- На кого же? на моего отца? нет; на госпожу де Вильфор? нет; на ме-
ня?
Старик сделал знак, что да.
- На меня? - переспросила удивленная Валентина.
Старик сделал тот же знак.
- Что же я сделала, дедушка? - воскликнула Валентина.
Никакого ответа; она продолжала:
- Я сегодня не видела тебя; значит, тебе что-нибудь про меня сказали?
- Да, - поспешно ответил взгляд старика.
- Попробую отгадать, в чем дело. Боже мой, уверяю тебя, дедушка...
Ах, вот что!.. Господин и госпожа де Вильфор только что были здесь,
правда?
- Да.
- И это они сказали тебе то, что рассердило тебя? Что же это может
быть? Хочешь, я пойду спрошу их, чтобы знать, за что мне просить у тебя
прощения?
- Нет, нет, - ответил взгляд.
- Ты меня пугаешь! Что же они могли сказать?
И она задумалась.
- Я догадываюсь, - сказала она, понижая голос и подходя ближе к ста-
рику. - Может быть, они говорили о моем замужестве?
- Да, - ответил гневный взгляд.
- Понимаю, ты сердишься за то, что я молчала. Но, видишь ли, они мне
строго-настрого запретили тебе об этом говорить; они и мне ничего не го-
ворили, и я совершенно случайно узнала эту тайну; вот почему и не была
откровенна с тобой. Прости, дедушка.
Взгляд, снова неподвижный и безучастный, казалось, говорил: "Меня
огорчает не только твое молчание".
- В чем же дело? - спросила Валентина. - Или ты думаешь, что я покину
тебя, дедушка, что, выходя замуж, я тебя забуду?
- Нет, - ответил старик.
- Значит, они сказали тебе, что господин д'Эпине согласен на то, что-
бы мы жили вместе?
- Да.
- Так почему же ты сердишься?
В глазах старика появилось выражение бесконечной нежности.
- Да, я понимаю, - сказала Валентина, - потому, что ты меня любишь?
Старик сделал знак, что да.
- И ты боишься, что я буду несчастна?
- Да.
- Ты не любишь Франца?
Глаза несколько раз подряд ответили:
- Нет, нет, нет.
- Так тебе очень тяжело, дедушка?
- Да.
- Тогда слушай, - сказала Валентина, опускаясь на колени подле Ну-
артье и обнимая его обеими руками, - мне тоже очень тяжело, потому что я
тоже не люблю Франца д'Эпине.
Луч радости мелькнул в глазах деда.
- Помнишь, как ты рассердился на меня, когда я хотела уйти в монас-
тырь?
Под иссохшими веками старика показались слезы.
- Ну, так вот, - продолжала Валентина, - я хотела это сделать, чтобы
избегнуть этого брака, который приводит меня в отчаяние.
Дыхание старика стало прерывистым.


Страницы: (413) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

... Вечные заняты
более важными делами. Харлан снова ненадолго задержался у бесконечно
тонкой завесы Темпорального поля, которое не было ни Временем, ни
Пространством, но которое сейчас отделяло его как от Вечности, так и от
обычного Времени. По ту сторону завесы лежал совершенно неизвестный ему
Сектор Вечности. Он, конечно, заглянул перед отъездом в Справочник Времен
и кое-что о нем узнал. Но Справочник - это одно, а личное впечатление -
совсем другое. Харлан внутренне приготовился к любым неожиданностям. Он
настроил управление на выход в Вечность (это было совсем просто, куда
проще, чем выйти во Время) и шагнул вперед. Оказавшись по ту сторону
завесы Темпорального поля, он зажмурил глаза от ослепительно яркого блеска
и инстинктивно прикрыл их руками. Перед ним стоял только один человек.
Вначале Харлан едва различал черты его лица.
- Я Социолог Кантор Вой, - сказал человек. - Полагаю, что вы и есть
Техник Харлан?
Харлан кивнул.
- Разрази меня Время! - воскликнул он. - Неужели вы никогда не
выключаете эту иллюминацию?
- Вы имеете в виду молекулярные пленки? - снисходительно спросил Вой,
оглядевшись.
- Вот именно! - раздраженно буркнул Харлан. Справочник упоминал о
них, но Харлан никогда не подозревал, что блеск световых отражений может
быть таким неистовым.
Харлан понимал причину своего раздражения. Если не считать нескольких
энергетических Столетий, цивилизация во все Времена основывалась на
использовании вещества. В 2456-м Столетии из вещества изготовлялось все,
начиная со стен и кончая гвоздями. Поэтому Харлан с самого начала
рассчитывал хотя бы на принципиальное сходство со знакомым ему миром.
Здесь можно было не опасаться встретить ни совершенно непонятные (для
человека, родившегося в вещественном веке) энергетические вихри,
заменяющие вещество в 300-м, ни силовые поля 600-го.
Конечно, вещество веществу рознь, хотя человек из энергетического
Столетия мог бы не согласиться с этим утверждением...