Граф Монте-Кристо (Части 4-6)




- Так этот брак очень огорчает тебя, дедушка? Ах, если бы ты мог мне
помочь, если бы мы вдвоем могли помешать их планам! Но ты бессилен про-
тив них, хотя у тебя такой светлый ум и такая сильная воля; когда надо
бороться, ты так же слаб, как и я, даже слабее. Когда ты был силен и
здоров, ты мог бы меня защитить, а теперь ты можешь только понимать меня
и радоваться или печалиться вместе со мной. Это последнее счастье, кото-
рое бог забыл отнять у меня.
При этих словах в глазах Нуартье появилось выражение такого глубокого
лукавства, что девушке показалось, будто он говорит:
- Ты ошибаешься, я еще многое могу сделать для тебя.
- Ты можешь что-нибудь для меня сделать, дедушка? - выразила словами
его мысль Валентина.
- Да.
Нуартье поднял глаза к небу. Это был условленный между ним и Валенти-
ной знак, выражающий желание.
- Что ты хочешь, дедушка? Я постараюсь понять.
Валентина стала угадывать, высказывая вслух свои предположения, по
мере того как они у нее возникали; но на все ее слова старик неизменно
отвечал "нет".
- Ну, - сказала она, - прибегнем к решительным мерам, раз уж я так
недогадлива!
И она стала называть подряд все буквы алфавита, от А до Н, с улыбкой
следя за глазами паралитика; когда она дошла до буквы Н, Нуартье сделал
утвердительный знак.
- Так! - сказала Валентина. - То, чего ты хочешь, начинается с буквы
Н; значит, мы имеем дело с Н? Ну-с, что же нам от него нужно, от этого
Н? На, не, ни, но...
- Да, да, да, - ответил старик.
- Так это но?
- Да.
Валентина принесла словарь и, положив его перед Нуартье на пюпитр,
раскрыла его; увидев, что взгляд старика сосредоточился на странице, она
начала быстро скользить пальцем сверху вниз, по столбцам.
С тех пор как, шесть лет тому назад, Нуартье впал в то тяжелое состо-
яние, в котором он теперь находился, она научилась легко справляться с
этим делом и угадывала мысль старика так же быстро, как если бы он сам
искал в словаре нужное ему слово.
На слове нотариус Нуартье сделал ей знак остановиться.
- Нотариус, - сказала она, - ты хочешь видеть нотариуса, дедушка?
Нуартье показал, что он действительно желает видеть нотариуса.
- Значит, надо послать за нотариусом? - спросила Валентина.
- Да, - показал старик.
- Надобно, чтобы об этом знал мой отец?
- Да.
- А спешно тебе нужен нотариус?
- Да.
- За ним сейчас пошлют. Это все, что тебе нужно?
- Да.
Валентина подбежала к звонку и вызвала лакея, чтобы пригласить к деду
господина или госпожу де Вильфор.
- Ты доволен? - спросила Валентина. - Да... еще бы! Не так-то легко
было догадаться!
И она улыбнулась деду, как улыбнулась бы ребенку.
В комнату вошел Вильфор, приведенный Барруа.
- Что вам угодно, сударь? - спросил он паралитика.
- Отец, - сказала Валентина, - дедушка хочет видеть нотариуса.


Страницы: (413) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

...
Комната линейной комендатуры была угловая на первом этаже, а
наверху, как раз над этим углом, повреждена была водосточная труба.
Толстую струю воды, слышно хлеставшую за стеной, толчками ветра отводило
и рассыпало то перед левое окно, на перрон, то перед правое, в глухой
проходик. После ясных октябрьских заморозков, когда утро заставало всю
станцию в инее, последние дни отсырело, а со вчерашнего дня лило этого
дождя холодного не переставая так, что удивляться надо было, откуда
столько воды на небе.
Зато дождь и навёл порядок: не было этой бестолковой людской
перетолчки, постоянного кишения гражданских на платформах и по путям,
нарушавшего приличный вид и работу станции. Все спрятались, никто не
лазил на карачках под вагонами, не перелезал по вагонным лесенкам,
местные не пёрлись с вёдрами варёной картошки, а пассажиры товарных
составов не бродили меж поездов, как на толкучке, развесив на плечах и
руках бельё, платье, вязаные вещи. (Торговля эта очень смущала
лейтенанта Зотова: её как будто и допускать было нельзя и запрещать было
нельзя - потому что не отпускалось продуктов на эвакуируемых.) Не загнал
дождь только людей службы. В окно виден был часовой на платформе с
зачехлёнными грузами - весь облитый струящимся дождём, он стоял и даже
не пытался его стряхивать. Да по третьему пути маневровый паровоз
протягивал цистерны, и стрелочник в брезентовом плаще с капюшоном махал
ему палочкой флажка. Ещё тёмная малорослая фигурка вагонного мастера
переходила вдоль состава второго, пути, ныряя под каждый вагон.
А то всё было - дождь-косохлёст...