Граф Монте-Кристо (Части 4-6)




Нотариус собирался удалиться. Еле уловимая торжествующая улыбка
мелькнула на губах королевского прокурора.
Со своей стороны Нуартье взглянул на Валентину с таким горестным вы-
ражением, что она преградила нотариусу дорогу.
- Сударь, - сказала она, - тот язык, на котором я объясняюсь с моим
дедом, настолько легко усвоить, что я в несколько минут могу вас научить
так же хорошо понимать его, как понимаю сама. Скажите, что вам нужно для
того, чтобы ваша совесть была совершенно спокойна?
- То, что необходимо для законности наших актов, - отвечал нотариус,
- уверенность в согласии или несогласии. Завещатель может быть болен те-
лом, но он должен быть здрав рассудком.
- Ну, так вот, сударь, два знака убедят вас в том, что рассудок моего
деда никогда не был более здравым, чем сейчас. Господин Нуартье, лишен-
ный голоса, лишенный движения, закрывает глаза, когда хочет сказать
"да", и мигает несколько раз, когда хочет сказать "нет". Теперь вы знае-
те достаточно, чтобы беседовать с ним; попробуйте же.
Взгляд, брошенный стариком на Валентину, был так полон любви и благо-
дарности, что даже нотариус понял его.
- Вы слышали и поняли все, что сказала ваша внучка, сударь? - спросил
нотариус.
Нуартье медленно закрыл глаза и через секунду снова открыл их.
- И вы подтверждаете то, что она сказала? То есть что названные ею
знаки именно те, с помощью которых вы передаете другим вашу мысль?
- Да, - показал старик.
- Это вы меня пригласили?
- Да.
- Чтобы составить ваше завещание?
- Да.
- И вы не желаете, чтобы я ушел, не составив этого завещания?
Паралитик быстро заморгал глазами.
- Ну вот, сударь, теперь вы его понимаете? - спросила Валентина. -
Ваша совесть может быть спокойна?
Но раньше, чем нотариус успел ответить, Вильфор отвел его в сторону:
- Сударь, - сказал он, - неужели вы считаете, что такое ужасное физи-
ческое потрясение, какое перенес господин Нуартье де Вильфор, может не
отразиться в сильной степени и на его умственных способностях?
- Меня беспокоит не столько это, - отвечал нотариус, - сколько то,
каким образом мы будем угадывать его мысли, чтобы вызывать ответы?
- Вы же сами видите, что это невозможно, - сказал Вильфор.
Валентина и старик слышали этот разговор. Нуартье остановил прис-
тальный и решительный взгляд на Валентине; этот взгляд явно требовал,
чтобы она возразила.
- Не беспокойтесь об этом, сударь, - сказала она. - Как бы ни было
трудно или, вернее, как бы вам ни казалось трудно понять мысль моего де-
да, я вам ее раскрою, так что у вас не останется никаких сомнений. Вот
уже шесть лет, как я нахожусь около господина Нуартье, и пусть он сам
вам скажет, был ли за эти шесть лет хоть один случай, чтобы какое-нибудь
его желание осталось у него на сердце, оттого что я не могла его понять?
- Нет, - показал старик.


Страницы: (413) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

....." Узнаешь?.. " и в
спокойном взгляде его было что-то невозмутимое, надежное, озорное..." Скажи?
Он появился как налетчик...
ЗОЯ МИХАЙЛОВНА. Отдай газету. (Пытается отобрать у него газету.)
БОРИС (забирается сначала на стул, потом на стол - так, чтобы она не
могла дотянуться до газеты). Слушай дальше. "На середине моста молодой
человек снял с плеч котомку, остановился и долго смотрел вперед, туда, где,
сбрасывая с себя серый осенний туман, медленно просыпался незнакомый ему
город. Это было сорок лет назад..."
ЗОЯ МИХАЙЛОВНА. Слезь со стола, разбойник.
БОРИС (спрыгнул со стола, уселся в кресло, читает с "выражением"). "А
сорок лет спустя в просторном выставочном зале отделения союза художников
Семен Николаевич с улыбкой признается, что в то далекое утро, на мосту, не
обошлось без сомнений. Как сложится его судьба? Как встретит его, коренного
таежника, потомка чулимских медвежатников, незнакомый ему мир искусства?.."
Вот уже действительно было о чем подумать...
ЗОЯ МИХАЙЛОВНА. Хватит.

Она выхватила у него газету, но клочок текста остался у него в руках.

Тебе лишь бы позубоскалить. Ничего святого. Правду отец говорит:
осуждать других - больше ты ни на что не способен.
БОРИС. Мамочка, в нормальной семье хватит и одного великого человека.
Вполне достаточно... (Читает по газетному клочку.) "...убежденный сторонник
здоровой реалистической традиции. Жизнь и искусство - эти два понятия для
него нерасторжимы. Искренность, бескомпромиссность, отзывчивость этого
человека известны не только его друзьям..." Так... Сообщается, что он
депутат, "...оптимизм". Дальше: "Певец..."

Звонок. Зоя Михайловна открывает. Появляется Смагин. Это крупный,
бодрый, хорошо одетый парень, даже изысканный. В руках у него газета.

А вот и ученик пожаловал.
СМАГИН. Привет.
БОРИС. Здравствуй, здравствуй, ученичок.
СМАГИН (размахивая газетой, Борису). Да, статья, надо признаться,
глуповатая. (Обращается к Зое Михайловне.) Или ничего?...