Граф Монте-Кристо (Части 4-6)




Тогда королевский прокурор распорядился пригласить наверх свою жену.
Через четверть часа все собрались в комнате паралитика, и прибыл вто-
рой нотариус.
Оба нотариуса быстро сговорились. Г-ну Нуартье прочитали обычный
текст завещания, затем, как бы для того, чтобы испытать его разум, пер-
вый нотариус, обратясь к нему, сказал:
- Когда пишут завещание, сударь, то это делают в чью-нибудь пользу.
- Да, - показал Нуартье.
- Имеете ли вы представление о том, как велико ваше состояние?
- Да.
- Я назову вам несколько цифр, постепенно возрастающих, вы меня оста-
новите, когда я дойду до той, которую вы считаете правильной.
- Да.
В этом допросе было нечто торжественное; да и едва ли борьба разума с
немощной плотью выступала когда-нибудь так наглядно, - это было зрелище
если не возвышенное, как мы чуть было не сказали, то во всяком случае
любопытное.
Все столпились вокруг Нуартье; второй нотариус уселся за стол и при-
готовился писать; первый нотариус стоял перед паралитиком и предлагал
вопросы.
- Ваше состояние превышает триста тысяч франков, не так ли? - спросил
он.
Нуартье сделал знак, что да.
- Оно составляет четыреста тысяч франков? - спросил нотариус.
Нуартье остался недвижим.
- Пятьсот тысяч франков?
Та же неподвижность.
- Шестьсот тысяч? семьсот тысяч? восемьсот тысяч? девятьсот тысяч?
Нуартье сделал знак, что да.
- Вы владеете девятьюстами тысячами франков?
- Да.
- В недвижимости? - спросил нотариус.
Нуартье сделал знак, что нет.
- В государственных процентных бумагах?
Нуартье сделал знак, что да.
- Эти бумаги у вас на руках?
При взгляде, брошенном на Барруа, старый слуга вышел из комнаты и че-
рез минуту вернулся, неся маленькую шкатулку.
- Разрешите ли вы открыть эту шкатулку?
Нуартье сделал знак, что да.
Шкатулку открыли и нашли в ней на девятьсот тысяч франков билетов го-
сударственного казначейства.
Первый нотариус передал билеты, один за другим, своему коллеге; они
составляли сумму, указанную Нуартье.
- Все правильно, - сказал он, - вполне очевидно, что разум совершенно
ясен и тверд.
Затем, обернувшись к паралитику, он спросил:
- Итак, вы обладаете капиталом в девятьсот тысяч франков, и он прино-
сит вам, благодаря бумагам, в которые вы его поместили, около сорока ты-
сяч годового дохода?
- Да, - показал Нуартье.
- Кому вы желаете оставить это состояние?
- Здесь не может быть сомнений, - сказала г-жа де Вильфор. - Господин
Нуартье любит только свою внучку, мадемуазель Валентину де Вильфор; она
ухаживает за ним уже шесть лет; она своими неустанными заботами снискала
любовь своего деда, и я бы сказала, его благодарность; поэтому будет
вполне справедливо, если она получит награду за свою преданность.
Глаза Нуартье блеснули, показывая, что г-жа де Вильфор не обманула
его, притворно одобряя приписываемые ему намерения.


Страницы: (413) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

...

Дю Круази. Король аплодирует! (Исчезает.)
Суфлер (в разрезе занавеса). Король аплодирует!
Мольер (Бутону). Полотенце мне! (Вытирает лоб, волнуется.)
Мадлена (в гриме появляется в разрезе занавеса). Скорее. Король
аплодирует!
Мольер (волнуясь). Да, да, слышу. Сейчас. (У занавеса крестится.)
Пречистая Дева, Пречистая Дева. (Бутону.) Раскрывай всю сцену!

Бутон опускает сначала занавес, отделяющий от нас сцену, а затем громадный
главный, отделяющий сцену от зрительного зала. И вот она одна видна нам в
профиль. Она приподнята над уборными, пуста. Ярко сияют восковые свечи в
люстрах. Зала не видно, видна лишь крайняя золоченая ложа, но она пуста.
Чувствуется только таинственная, насторожившаяся синь чуть затемненного
зала. Шарлатанское лицо моментально появляется в дверях. Мольер
поднимается на сцену так, что мы видим его в профиль. Он идет кошачьей
походкой к рампе, как будто подкрадывается, сгибает шею, перьями шляпы метет
пол. При его появлении один невидимый человек в зрительном зале начинает
аплодировать, а за этим из зала громовые рукоплескания. Потом тишина.

Мольер. Ваше... величество... Ваше величество. Светлейший государь...
(Первые слова он произносит чуть-чуть заикаясь - в жизни он немного
заикается, - но потом его речь выравнивается, и с первых же слов становится
понятно, что он на сцене первоклассен. Богатство его интонаций, гримас и
движений неисчерпаемо. Улыбка его легко заражает.) Актеры труппы Господина,
всевернейшие и всеподданнейшие слуги ваши, поручили мне благодарить вас за
ту неслыханную честь, которую вы оказали нам, посетив наш театр. И вот,
сир... я вам ничего не могу сказать.

В зале порхнул легкий смешок и пропал.

Муза, муза моя, о лукавая Талия!
Всякий вечер, услышав твой крик,
При свечах в Пале-Рояле я...
Надеваю Сганареля парик.
Поклонившись почину - пониже -
Надо - платить партер тридцать су, -
Я, о сир, для забавы Парижа - (Пауза...