Паскаль Бруно



Что касается мужчины, то он
лежал в лодке, опершись головой о борт, и, по-видимому, был погружен в
глубокое раздумье; время от времени он машинально опускал правую руку в
море и, зачерпнув горсть воды, поливал ею свое левое плечо, стянутое
окровавленной повязкой. После чего его губы сводила такая странная гримаса,
что трудно было понять, смеется он или скрежещет зубами. Человек этот был
Паскаль Бруно, а мальчик - тот самый страж, который дважды крикнул под
окном спальни, чтобы предупредить его об опасности. Достаточно было беглого
взгляда, чтобы признать в мальчике сына более жаркой страны, нежели та, где
развертываются описываемые нами события. В самом деле, он родился на
берегах Африки и чисто случайно оказался на пути Паскаля Бруно. Вот как это
произошло.
Узнав около года назад, что князь де Монкада-Патерно, богатейший
сицилийский вельможа, возвращается на небольшом судне из Пантеллерии в
Катану со свитой из двенадцати человек, алжирские корсары устроили засаду
за островом Порри, в каких-нибудь двух милях от Сицилии. Корабль князя, как
и предполагали пираты, свернул в пролив, отделяющий остров от побережья;
заметив его, они вышли на трех лодках из бухточки, в которой прятались, и
налегли на весла, чтобы перерезать путь князю. Тот сразу дал команду
направить судно к берегу и посадить его на мель возле Фугалло. Так как в
этом месте глубина едва достигала трех футов, князь и его свита прыгнули в
воду, держа оружие над головой, - они надеялись добраться до деревни,
видневшейся в полумиле от берега, так и не пустив его в ход. Но как только
они покинули корабль, другие корсары, которые в ожидании этого маневра
успели зайти в устье Буфайдоне, выскочили из камышовых зарослей, среди
которых течет эта река, и отрезали князю путь к отступлению. Завязалась
схватка; но пока телохранители князя отражали натиск первого отряда
корсаров, подоспел второй их отряд; видя, что сопротивляться бесполезно,
князь сдался, попросив, чтобы ему и его людям была сохранена жизнь, и дав
обещание заплатить за себя и за них богатый выкуп. Как только пленники
сложили оружие, показалась толпа крестьян, вооруженных ружьями и косами.
Корсары, победившие князя и, следовательно, достигшие своей цели, не стали
ждать новоприбывших - они уплыли столь поспешно, что оставили на поле боя
трех своих людей, посчитав их убитыми или смертельно раненными.
Среди прибежавших крестьян был и Паскаль Бруно: по прихоти своей
кочевой жизни он появлялся то тут, то там, а беспокойный характер заставлял
его ввязываться в любое рискованное предприятие. Крестьяне обнаружили на
песчаном берегу, где происходило сражение двух слуг князя де Патерно - один
был убит, другой легко ранен в ногу - и трех корсаров, плававших в
собственной крови, но еще живых.


Страницы: (61) :  <<  ... 567891011121314151617181920 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

...
Something was going to happen.
She waited.
She watched the blue sky of Mars as if it might at any
moment grip in on itself, contract, and expel a shining miracle
down upon the sand.
Nothing happened.
Tired of waiting, she walked through the misting pillars.
A gentle rain sprang from the fluted pillar tops, cooling
the scorched air, falling gently on her. On hot days it was
like walking in a creek. The floors of the house glittered with
cool streams. In the distance she heard her husband playing his
book steadily, his fingers never tired of the old songs.
Quietly she wished he might one day again spend as much time
holding and touching her like a little harp as he did his
incredible books.
But no. She shook her head, an imperceptible, forgiving
shrug. Her eyelids closed softly down upon her golden eyes.
Marriage made people old and familiar, while still young.
She lay back in a chair that moved to take her shape even
as she moved. She closed her eyes tightly and nervously.
The dream occurred.
Her brown fingers trembled, came up, grasped at the air.
A moment later she sat up, startled, gasping.
She glanced about swiftly, as if expecting someone there
before her. She seemed disappointed; the space between the
pillars was empty.
Her husband appeared in a triangular door. "Did you call?"
he asked irritably.
"No!" she cried.
"I thought I heard you cry out."
"Did I? I was almost asleep and had a dream!"
"In the daytime? You don't often do that."
She sat as if struck in the face by the dream. "How
strange, how very strange," she murmured. "The dream."
"Oh?" He evidently wished to return to his book.
"I dreamed about a man."
"A man?"
"A tall man, six feet one inch tall."
"How absurd; a giant, a misshapen giant...