Паскаль Бруно



. Бог мне свидетель, я сделал
все, что мог! Хотел, чтобы все хорошо кончилось... Они этого не пожелали.
Горе им!
После этих слов Бруно с помощью Али поднял парус, и лодка, обогнув
гору Пеллегрино, скрылась два часа спустя за мысом Галло.


IV

Паскаль не ошибся. Графиня так опасалась какого-нибудь безумства с его
стороны, что велела приблизить на три дня бракосочетание Терезы и утаила от
девушки свою встречу с ее любовником, а будущие супруги из чувства
глубокого благоговения выбрали для этого обряда церковь святой Розалии,
покровительницы Палермо.
То, что Палермо отдал себя под покровительство молодой и красивой
святой, является одной из своеобразных черт этого города, где все дышит
любовью. Подобно тому как Неаполь чтит святого Януария, Палермо чтит святую
Розалию, видя в ней всемогущую носительницу небесной благодати; но у этой
святой имеется и немалое преимущество перед святым Януарием, ибо она
француженка королевской крови и прямой потомок Карла Великого*, как об этом
свидетельствует ее генеалогическое древо, изображенное над внешним порталом
церкви; древо это произрастает из груди победителя Видукинда и делится на
несколько побегов, которые соединяются у его вершины, символизируя рождение
Синебалдо, отца святой Розалии. Но ни знатность, ни богатство, ни красота
не тешили юную принцессу. Влекомая созерцательной жизнью, она покинула в
возрасте восемнадцати лет двор короля Рожера и сразу исчезла, словно в воду
канула: нашли ее только после смерти, неувядаемо прекрасную, будто спящую,
в той самой пещере, где она жила, и в том положении, в котором она навеки
почила безгрешным, целомудренным сном божьих избранников.
______________
* Нет нужды напоминать читателям, что мы пишем не трактат по истории
Сицилии, а вспоминаем древнее предание. Нам прекрасно известно, что Карл
Великий был тевтонец, а не француз. (Прим. автора.)

Пещера эта находится на склоне бывшей горы Эвита, известной в эпоху
Пунических войн своей неприступностью, которой умело пользовались
карфагеняне; однако в наши дни овеянная воинской доблестью гора получила
новое имя. Ее бесплодная вершина была освящена церковью и стала называться
Паллегрино, что имеет двойное значение - гора Благодати или гора Паломника.
В 1624 году в Палермо разразилась эпидемия чумы; жители обратились за
помощью к святой Розалии. Ее чудотворное тело было вынуто из пещеры и с
большой торжественностью перенесено в палермский собор; и едва святые
останки коснулись порога этого полухристианского, полуарабского храма, как
по заступничеству святой, Иисус Христос избавил город не только от чумы, но
также от войны и голода, если верить барельефу, высеченному Вилла-Реале,
учеником Кановы.


Страницы: (61) :  <<  ... 9101112131415161718192021222324 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Тем временем:

...
Ибо веяло прохладой и скрипнула дверь. И снова вспомнился холод белых
гротов, ледяной дворец детства, мир, выхваченный из зимних снов и
сохранявшийся даже в августе.
- Входите, - прошептал голос.
Дверь бесшумно отворилась внутрь.
Внутри царил холод склепа.
На трех козлах гигантским воспоминанием о феврале покоился брус
прозрачного льда в шесть футов длиной; с боков его стекали капли.
- Сейчас, - пробормотал он.
Тогда, в детстве, в его родном городке, в витрине скобяной лавки
лежала внутри огромного бруса льда жена фокусника и наверху бруса
выпуклыми ледяными буквами было написано имя: _м_и_с_с_ С_н_е_г_г. Ночь за
ночью спала она там, снежная принцесса. Он и другие мальчишки тайком
крались из дому после полуночи смотреть, как она улыбается в холодном
прозрачном сне. Половину ночей в то лето простояли они, четверо или пятеро
дышащих жаром четырнадцатилетних мальчиков, уставившись на нее, надеясь,
что их огненные взгляды растопят лед.
Но _т_о_т_ лед так и не растаял...
- Подождите, - прошептал он. - Послушайте...
Он сделал еще один шаг в темноту ночной лавки.
Боже, да ведь это она! Вон там, в _э_т_о_й_ глыбе льда! Разве не те
же очертания были у глыбы, внутри которой всего несколько мгновений назад
дремала среди напоенных прохладой сновидений белая как снег женщина? Те
же. Эта глыба - такая же полая, такая же красивая, так же скруглены углы.
Но... Женщины в ней нет. Где она?
- Здесь, - прошептал голос.
По ту сторону блестящего холодного гроба, в углу, двигались тени.
- Добро пожаловать. Закройте дверь.
Он почувствовал, что она Недалеко, среди теней. Ее плоть, если бы ты
до нее дотронулся, оказалась бы прохладной, все такой же свежей благодаря
времени, проведенному в ледяном гробу, с которого стекают капли. Только
протянуть руку, и...
- Как вы сюда попали? - спросил ее нежный голос...